Якутию сотрясаю экологические скандалы

В Якутии по требованию природоохранной прокуратуры проводится расследование в связи с загрязнением реки Вилюй. 19 августа из-за сильных дождей прорвало плотины дражных котлованов на месторождении «Иреляская россыпь» компании «АЛРОСА». Через притоки в Вилюй вылилось столько грязи, что пить воду из него сейчас нельзя, и даже водить к реке скот на водопой жителям прибрежных районов не рекомендуют.

Повезло, что химии в содержимом дражных котлованов не было: технология добычи алмазов с помощью драг не предусматривает использования реагентов. Тем не менее, по мнению главы минэкологии республики Сахамина Афанасьева, последствия ЧП будут сказываться долго. Он отмечает, что речь идет о возможной потере нерестилищ, гибели отложенной икры, препятствии для захода рыб ценных пород, ухудшении условий зимовки осетра и других проблемах для обитателей Вилюя. Что касается местных жителей, у реки они остались без воды. Сразу после случившегося начались поиски альтернативных источников.

Алмазодобытчики винят в произошедшем природу.

— Таких ливней не было за всю почти 60-летнюю историю метеонаблюдений в Мирном, то есть с 1959 года. И, главное, объем воды оказался существенно выше тех нормативов, которые закладывались при строительстве дамб, — говорит глава компании Сергей Иванов.

Местные власти тоже считают, что причиной ЧП стали небывалые ливни.

— Конечно, произошла большая беда. Подчеркну, что это случилось в результате аномальных осадков. Никогда на территории Мирнинского района такого дождя не было, — отмечает глава рес­публики Айсен Николаев.

Многих подобные объяснения не убеждают. Экологи-общественники (их петиция собрала тысячи подписей) полагают, что загрязнение реки случилось из-за отсутствия контроля за состоянием дамб.

Чего там было больше — форс-мажора или несоблюдения требований экологической безопасности, — покажет расследование. В любом случае ущерб с компании будет взыскан. Сейчас его подсчитывают.

Это ЧП в силу своего масштаба отодвинуло на второй план другие происшествия подобного рода. Под его впечатлением местные власти даже поручили ученым в течение трех лет комплексно исследовать экологическую ситуацию в бассейне Вилюя. А исследовать-то, по-доброму, надо все реки, попавшие в зону влияния добытчиков полезных ископаемых. В республике то и дело фиксируют грубейшие нарушения природоохранного законодательства крупными недропользователями. И во всех случаях объектами загрязнения становятся водоемы.

Жители Жиганского района остались без рыбы. Из-за стоковых вод изменился солевой баланс Лены, и основные промысловые виды — ряпушка и омуль — перестали подниматься по реке на нерест до рыболовецких участков

Весной жители Нерюнгринского района обнаружили, что вода в реке Чульман стала черной, как уголь. В ней действительно была угольная пыль — шахтные воды, сброшенные с промышленной площадки компании «Колмар».

Летом жители города Томмот увидели, что река, из которой они пьют воду, помутнела. Выяснилось, что подрядчик золотодобывающей компании «Норд Голд» нанял китайских работников, которые пустили промышленные стоки напрямую в водоем.

Совершенно дикий случай произошел в Ленске, где дочерняя компания «Газпрома» начала прокладывать канализацию от своего производственного объекта, намереваясь сливать стоки в нескольких сотнях метров… выше по течению от городского водозабора. На трубу горожане наткнулись случайно. Местные власти и экологи три месяца убеждали руководителей предприятия, что так делать нельзя, прежде чем те согласились демонтировать сооружение.

За ущерб природе и людям с недропользователей взыскивают огромные суммы. К примеру, по решению Верховного суда Якутии золотодобывающую артель «Нимгеркан», сливавшую в речку промышленные стоки, обязали выплатить 46 миллионов руб­лей. Тем не менее, когда встает выбор между затратами на природоохранные мероприятия и «авось, пронесет», многие выбирают последнее. Выявить-то нарушителей непросто. Чем крупнее компания, тем сложнее проникнуть за ее шлагбаумы местным инспекторам.

— Они ведут себя так, как будто трудятся в пустыне, где нет людей, — говорит о таких разработчиках недр член Общественной палаты РС(Я) Александр Саморцев.

…Рано или поздно грязь в Вилюе осядет на дно — ее содержание уже приближается к уровню, наблюдаемому в период паводков. В Лену вольется визуально чистая вода. Еще быстрее очищаются горные ручьи, в которые сливают не­очищенные стоки золотопромышленники. Да и где эти ручьи — далеко в горах. Прежде чем добежать до главной реки, они не единожды вольются в другие речки, и на выходе вода может показаться кристально чистой.

Но вот в прошлом году жители Жиганского района остались без рыбы. Основные промысловые виды, ряпушка и омуль, перестали подниматься по Лене на нерест до их рыболовецких участков. Чтобы понять, что произошло, ихтиологи федерального предприятия «Госрыбцентр» обследовали дельту. И пришли к выводу: из-за большого объема стоковых вод в реке изменился солевой баланс.

Лена — одна из величайших рек страны и мира. А все источники стоков, до такой степени изменивших состав ее воды, — это канализация нескольких населенных пунктов, немногочисленные теплоходы и недропользователи, работающие на дальних притоках. На берегах самой Лены ничего не добывают.

А как у соседей
По данным правительства Магаданской области, более 73 процентов сточных вод сбрасываются в реки недостаточно очищенными либо вообще без очистки. Это касается и промышленных предприятий, и населенных пунктов. Наибольшую угрозу экологии местные власти видят в «недостаточно добросовестном исполнении недропользователями своих обязательств». Выступая на «региональном часе», проведенном Министерством природных ресурсов и экологии России, глава региона Сергей Носов назвал это одной из самых актуальных проблем на Колыме.

 

Источник: RG.RU

Фото: Сахамин Афанасьев

Leave a comment