Активисты СОРО ВООП побывали на предприятии «Электроцинк»

Открывая заседание «круглого стола» в Северо-Осетинском республиканском отделении Всероссийского общества охраны природы с участием ведущих экологов, ученых сферы здравоохранения, представителей исполнительной власти, первый заместитель председателя этой общественной организации Алевтина ГАЗАЦЕВА напомнила о ситуации, предшествовавшей рассматриваемой теме.

Сразу после информации о пожаре на «Электроцинке» активисты СОРО ВООП побывали на предприятии, затем в лаборатории по определению загрязненности воздуха поговорили с ее сотрудниками. Анализ показал: если во время горения в атмосфере наблюдалось превышение ПДК по некоторым компонентам, то затем ситуация постепенно стабилизировалась.

Но дело не только и не столько в самом пожаре. Событие всколыхнуло население и напомнило о застарелой проблеме выбросов с завода.

– Я всегда давал отрицательные заключения по поводу соблюдения «Электроцинком» природоохранного законодательства, – выразил свою позицию кандидат технических наук Роланд Теблоев. – Конечно, я хотел бы видеть на месте завода цветущий оазис. Но это нереально. Вопрос можно решить только поэтапно. Если сразу закрыть завод, куда девать клинкер, который имеет 4-й класс опасности? А тот, что за пределами завода, вообще непонятно кому принадлежит. Надо сначала подумать о последствиях и подключить к решению проблем хозяев предприятия, ну и, конечно, Правительство Российской Федерации. Ведь еще долго придется ликвидировать ущерб, нанесенный окружающей среде.

– Как же так получилось, что рядом с таким предприятием строили школы, детсады, – задалась вопросом Алевтина Газацева. – Кто давал на это разрешение?

– Еще в 60-е годы прошлого столетия ученые, санитарная служба предостерегали от возможной беды, но партийные власти проигнорировали это мнение, – напомнил член президиума СОРО ВООП Таймураз Бутаев.

– Какова вероятность вынести детсады и школы за пределы опасной зоны? – последовал очередной вопрос.

– В сегодняшних условиях это нереально, в том числе с учетом нехватки мест в тех же детсадах, – ответила представитель Управления образования АМС г. Владикавказа Людмила Герасимова.

Ответ вызвал полемику. Не придает оптимизма и практика частичного снятия слоя зараженного земли на наиболее опасных участках возле завода. Тем более что, по информации руководителя автономной некоммерческой организации «Кавказский региональный центр экологической эпидемиологии» Натальи Сердюк, такая почва складируется непосредственно у села Ногир, угрожая уже сельчанам.

– Надо учесть, что в объемах производства УГМК «Электроцинк» занимает всего 2,7 процента, – подчеркнул доктор технических наук, профессор Иван Алборов. – То есть, он не столь значим для компании. С другой стороны, предприятие не выполняет необходимых требований и предписаний. Клинкер вывозится медленно, с нарушениями, территория не рекультивируется. Конечно, нельзя все сваливать на нынешнее руководство. Десятилетиями здесь ничего не делалось для экологической безопасности.

Алборов обратил внимание на то, что за последние годы вредные выбросы на заводе значительно сократились. Но позицию руководства предприятия в части открытости и обеспокоенности судьбой населения города назвал неконструктивной. Что касается контроля за чистотой воздуха, то ученый считает недопустимой ситуацию, когда мониторингом занимается сам завод, а республика от этого почему-то самоустранилась.

Сама ситуация с пожаром на заводе тоже вызывает вопросы.

– Кому выгодно, чтобы возникло возгорание? Причем, так получилось, что остановлено основное цинковое производство, – заметил Таймураз Бутаев. – В свое время, когда я руководил Управлением Роспотребнадзора по РСО–А, на нас оказывалось давление со стороны властных структур. Говорили – оставьте в покое «Электроцинк». Тем не менее мы провели огромную работу, добились соглашения, по которому завод, выделил на экологию 300 млн руб. Но затем этот документ почему-то был аннулирован.

Произошедший пожар – очень тревожный «звонок». Ведь если УГМК уйдет из Владикавказа, повесив на завод «замок», то предприятие, как случилось и с другими, за полгода растащат. И нам останется только накопленный годами хлам. Кстати, когда строился «Электроцинк» в 1904 году, то он находился от города на расстоянии 3 километра. Сегодня же, чтобы решать проблемы, надо добиться с выполнения заводом всех требований по охране окружающей среды.

– Очень важно продолжить вывоз клинкера, – считает профессор, завкафедрой акушерства и гинекологии СОГМА Лариса Цаллагова. – Причем делаться такая работа должна профессионально, а не как теперь: снимается верхняя часть горы, а ветер разносит то, что оголилось. Нужно крайне оперативно убирать всю гору. Но для предприятия главное – бизнес. Ему легче потратиться на штрафы, чем на решение этой крайне сложной проблемы.

Завершая заседание, Алевтина Газацева отметила, что у нас много контролирующих организаций, которые обязаны добиваться от завода выполнения всех требований, свое слово призваны сказать и прокуратура, и следственный комитет. Решение о судьбе предприятия должно приниматься после всесторонне проведенного расследования на базе фактического материала, с ответами на вопросы: кем и когда будут ликвидироваться накопленные отходы, как решить судьбу 2-х тысяч работников «Электроцинка» и т.д. Если его хозяева не смогут гарантировать соблюдение экологической безопасности, то объект нужно закрыть. Среди прозвучавших предложений было и такое: провести перепрофилирование производства на другие виды изделий.

Участники «круглого стола» призвали остерегаться непродуманных решений, которые в итоге могут обернуться еще большей проблемой, а решить вопросы так, чтобы получить приемлемый результат в интересах горожан, жителей всей республики. С этой целью они дали «добро» на проведение независимой экспертизы «Электроцинка».

 

Leave a comment