Tag : БЦБК

Иркутские ученые ученые представят 3 переработки отходов БЦБК

Учёные Иркутского национального исследовательского технического университета (ИРНИТУ) представят три варианта переработки отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината на Байкальском международном экологическом водном форуме, который состоится 20-21 сентября в Иркутске, сообщалось 11 сентября на сайте вуза.

Одна из технологий – обезвоживание шлам-лигнина с применением электроосмоса. Шлам-лигнин закачивается в геотуб, затем к нему подключают электроды. Под действием постоянного электрического поля наблюдается отделение химически связанной жидкости, также ток разрушает большинство токсичных соединений. В результате на выходе учёные получают воду и обезвоженный лигнин. В конце августа проведён эксперимент, на котором эта технология опробована. По данным разработчиков, класс опасности отделённой воды и осушённого шлам-лигнина снижается до пятого.

Две другие технологии – это естественное вымораживание и нейтрализация надшламовых вод карт-накопителей Байкальского ЦБК.

В июне 2018 года официальный представить «Росгеологии» Антон Сергеев сообщил, что разработанный ранее проект по переработке отходов БЦБК не может быть реализован, так как требует корректировки. Вместе с тем генеральный директор «РГ-Экологии» Артём Полтавский опроверг информацию о планах захоронить отходы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в Шелеховском районе.

В конце июля на комбинате начали тестировать новую технологию обезвреживания отходов. Член экспертного совета Минприроды РФ Роман Незовибатько назвал этот проект опасным. Кроме того, он поставил под сомнение и идею вывозить переработанные отходы на полигоны далеко от берега Байкала.

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат был построен в 1960-х годах. В 2013-м комбинат официально закрыт. За годы работы комбината по данным учёных накоплено 6,2 миллиона тонн шлам-лигнина (осадка, образующегося при очистке сточных вод комбината) и 2,8 миллиона тонн золы. Вопрос об их рекультивации рассматривался с 2014 года. Предполагалось, что она начнётся в 2017 году, но сейчас начало работ перенесено на 2018-й. Стоимость работ составляет 6 миллиардов рублей. Рекультивацией занимается холдинг «Росгеология».

Демонтаж ЦБК на берегу Байкала могут начать в 2019 году

Демонтаж Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), работа которого на берегу Байкала была остановлена в 2013 году, планируется начать в 2019 году. Проект демонтажа предложен для включения в федеральную целевую программу (ФЦП) по охране озера Байкал и рассматривается правительством РФ, сообщил губернатор Иркутской области Сергей Левченко. По предварительным оценкам, демонтаж промплощадки, на которой расположены 47 объектов капитального строительства, обойдется в 95 млн рублей.

«Такой проект будет стоить примерно 95 млн рублей. Пока есть федеральная целевая программа (действует до 2021 года промплощадку мы также должны утилизировать, — сказал Левченко. — Мы обратились с таким предложением в правительство РФ, договорились с Росгеологией о том, что совместно будем этот проект реализовывать».

По словам губернатора, определенные технологические сложности в этом процессе могут быть связаны с демонтажем подземных коммуникаций, для чего в течение 2019 года будут проводиться предварительные обследования и согласования проекта. В тоже время разбор цехов и других бетонных конструкций может быть начат уже в 2019 году. Эти работы могу занять весь 2019 год.

Технологически процесс демонтажа промплощадки комбината может быть увязан с рекультивацией отходов шлам-лигнина, накопленного за 50 лет работы БЦБК. Оператором по работе с его отходами правительством РФ назначен холдинг «Росгеология», который в настоящее время приступил к испытанию на площадке новой технологии по обезвреживанию шлам-лигнина. После того как карты-накопители со шлам- лигнином опустошат их емкости смогут заполнить бетонной крошкой от демонтированных зданий БЦБК, пояснил губернатор.

Байкальский ЦБК введен в эксплуатацию в 1966 году. Решение о поэтапном закрытии целлюлозного производства на Байкале было озвучено в феврале 2013 года, с сентября того же года прекращена варка целлюлозы. На картах- накопителях БЦБК — порядка 6,5 млн т шлам-лигнина — вещества, выделяемого при производстве целлюлозы.

 

Источник: ТАСС

Зимой и летом одним ли цветом?

В середине июля прилетать на Байкал — сплошное удовольствие! В Байкальске, Слюдянке —  сезон клубники, на каждом базарчике так много красной крупной ягоды, что хочется остановить машину, сесть в тенёчке с видом на широкую водную гладь и наслаждаться моментом: когда еще лето подарит такое удовольствие, ягода действительно сочная и разная на вкус и цвет — с кислинкой и без, розовая и темно-красная! Близость Байкала и свежайший воздух добавляют свои нюансы радости.

Но все это не меняет главную цель моей поездки в Байкальск — увидеть, как проходит рекультивация промышленной зоны Байкальского ЦБК. В декабре 2017 был подписан Государственный контракт № 66-05-65/17 на выполнение работ по ликвидации последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности открытого акционерного общества «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат». Подписавшие стороны: заказчик — Министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области, и подрядчик — АО «Росгеология». Накануне читал в СМИ, что работы ведутся очень медленно, скорее, не идут, но хотел увидеть собственными глазами.

Фотоотчет очень короткий. Карты с отходами Байкальского ЦБК радуют девственной зеленью и тишиной. Встретивший меня на объекте начальник участка ООО «РГ-Экология» Андрей Лебедев показывал, не скрывая: вот пробуренные скважины для гидромониторинга, здесь в августе начнут исследовать отходы в картах. Зимой и летом основной цвет на месте хранения отходов Байкальского ЦБК, конечно, разный (кто бы в этом сомневался!), а вот состояние природы одинаковое — тишина…

Генеральный директор ООО «РГ-Экология», подрядчика по Госконтракту, Артем Полтавский не уклонился от встречи и прояснения ситуации. Разговор у нас состоялся подробный.

— Вы думаете, меня и сотрудников не гнетет такая тишина на объекте? Конечно, гнетет. Мы бы с удовольствием показали масштаб. Только в нашей ситуации лучше качественно выполнить подготовительные работы, чем заниматься имитацией кипучей деятельности за государственный счет в надежде, что не заметят подлога.

Первым барьером, не позволившим вовремя начать работы, стала задержка в передаче нам на баланс карт с отходами. Мы их получили только в конце апреля. Но главная проблема состоит в том, что после проведенного специалистами Росгеологии Байкальского целлюлозно-бумажного комбината обследования, стало ясно, имеющийся проект ликвидации отходов неработающий.  Например, проект предусматривает обеззараживание воды с помощью очистных сооружений комбината. Но они сломаны и восстановлению практически не подлежат. Кроме того, предусмотрена технология омоноличивания твердых отходов. Это означает, что необходимо привезти сюда, на берег Байкала, в природоохранную зону миллионы тонн цемента, щебня, извести, других материалов, чтобы перемешать с твердыми отходами и изготовить бетонные блоки — нерационально, да и нереально, потому что для этого надо восстанавливать железную дорогу, которая на комбинате так же в нерабочем состоянии! То есть омонолитить отходы Байкальского комбината здесь на месте невозможно. К такому выводу пришли и заказчик, и научная общественность, и природоохранная прокуратура, и мы, производители работ.

Поясню. Технология омоноличивания отходов — это фактически закатывание их в бетон. В картах находится 6,2 млн кубометров отходов. Понятно, что примерно половина объема — это вода. Но и 3,6 млн кубометров твердых отходов — очень большой объем. Как показывает опыт, для омоноличивания требуется соотношение 1:3. Потребуется привезти в природоохранную зону в три раза больше материалов! Наверное, можно было бы выполнить проект рекультивации, предложенный ВЭБ-инжинирингом, в 2013 году, когда работали очистные сооружения БЦБК, функционировала железная дорога и сам комбинат в целом был в рабочем состоянии.

— Но если не омоноличивание, то что же взамен?

— В рамках холдинга «Росгеология» мы за последние месяцы рассматривали большое количество технологий. Как только стало известно о подписании Госконтракта, были проведены общественные слушания по проекту. Большое количество людей сразу проявили интерес. Были проведены десятки совещаний, изучали технологии пиролиза, термолиза, разложения шлам-лигнита и прочих отходов субкритической водой (японская технология), разведения микроорганизмов, червей, технология осушения и других. В конечном счете, полагаю, что только глубокий анализ может дать ответ на вопрос, какая технология будет оптимальной для утилизации и рекультивации. Если, например, анализ отходов покажет низкие показатели концентрации вредных веществ, то может быть использована технология смешивания и разбавления большими объемами грунта, либо вывоз с дальнейшей утилизацией. Если анализ покажет высокую концентрацию вредных веществ, то может быть выбрана и другая технология. Главное — мы не должны усугубить экологическую ситуацию.

— В чем заключаются подготовительные работы, которые «РГ-Экология» проводит сегодня?

— Это работа, которая поможет выбрать правильную стратегию и ускорит выполнение программы в следующем году.  Во-первых, мы пробурили семь скважин, в них будет установлено телеметрическое оборудование, которое в режиме реального времени позволит контролировать поведение грунтовых вод вокруг карт с отходами.  При этом нужно понимать, что 7 пробуренных скважин — это очень мало: на Бабхинском полигоне их четыре и три на Солзанском. Даже с учетом того, что можно попытаться восстановить еще 6 скважин, которые сейчас в аварийном состоянии, 13 скважин — это очень маленькая сеть для мониторинга. Поэтому мы ведем переговоры и убеждаем заказчика в необходимости расширения мониторинга почв, воды. Должна быть уверенность в том, что гидротехнические сооружения (карты) не протекли, не несут угрозу Байкалу.

Второе направление наших действий. В конце июля в Байкальск привезем специальное оборудование, которое позволит взять пробы в опытно-промышленном масштабе и определить состав отходов во всех картах, а в дальнейшем позволит уточнить методику ликвидации отходов конкретно для каждой карты. Дело в том, что их заполнение происходило 40-50 лет назад, по официальным данным, вывозили 14 видов отходов. В последние годы было зафиксировано много случаев несанкционированного сброса бытового мусора, строительных отходов. Поэтому состав отходов разный даже в пределах одной карты: где-то больше золы с ТЭЦ, где-то шлам-лигнина, где-то мусора. И наша задача сейчас — до начала основных работ все-таки определить то, что предстоит ликвидировать.  По результатам, надеюсь, осенью, станет понятно и то, как ликвидировать: мы будем готовы предложить технологии.

— А объемы работы понятны?

— Уточним и объемы, поскольку последние данные 4-5-летней давности.  Мы не подвергаем их сомнению, но планируем с помощью геофизического оборудования изучить фактические объемы отходов в каждой карте. Если в теплое время, то проплывем на лодке, если зимой, то по льду протянем оборудование и с помощью геолокации поймем физические объемы и структуру отходов.

— Я обратил внимание, что по проектной документации заказчик передал ООО «РГ-Экология» для работы 10 карт из четырнадцати. Четыре карты на Бабхинском полигоне оставил у себя. Почему?

— У меня нет ответа на этот вопрос. Есть еще одни нюанс. После остановки БЦБК в 2013 году, в нарушение норм природоохранного законодательства с производственных цехов был проведен сброс черного щелока в аварийный накопитель и в очистные сооружения. Я уже говорил, что это было выявлено специалистами Росгеологии во время проведения подготовительных работ. Его не менее 160 тысяч кубометров. Черный щелок более ядовитый раствор, чем шлам-лигнин, и его также необходимо утилизировать. Мы, как и заказчик, считаем, что к ликвидации отходов на берегу Байкала необходимо подойти комплексно и не оставлять нерешенных проблем. Поэтому мы считаем важным и целесообразным уточнить задание по госконтракту и скорректировать проект ликвидации отходов.

— То есть для пользы дела необходимо выйти за границы подписанного Государственного контракта? Но вы прекрасно знаете, что сам проект, разработанный ВЭБ-инжинирингом, получил положительное заключение государственной экологической экспертизы, его нельзя просто отложить в сторону. Как и Государственный контракт нельзя просто отменить, если под него уже выделено финансирование.

— Мы поддерживаем консолидированную позицию, согласованную и заказчиком, и наукой, и природоохранной прокуратурой, что необходима корректировка проектной документации, необходимо дополнительное соглашение между заказчиком и исполнителем. Оно поможет собрать все оставшиеся объемы для рекультивации, решить, что делать с зараженной водой, которую нельзя обезвредить разрушенными очистными сооружениями и нельзя просто так взять и сбросить в Байкал. В конце концов, надеюсь, позволит решить, что будет на очищенной территории, ведь сегодня нет понимания, как заказчик планирует использовать гидротехнические сооружения, те же карты после ликвидации отходов. То есть дополнительное соглашение может дать старт решению целого ряда проблем, имеющихся на берегу Байкала.

 

Элмурод Расулмухамедов

первый заместитель председателя Центрального совета ВООП

Рекультивировать, благоустроить и жить счастливо!

Фото БЦБК: Андрей Федоров

«Всероссийское общество охраны природы» (ВООП) объединяет усилия с организациями, заинтересованными в развитии Байкальска и окончательном устранении угрозы Байкалу от закрытого Байкальского ЦБК.

Иркутское областное отделение ВООП на протяжении многих лет проводит значимые и представительные мероприятия по популяризации озера Байкал и решению его проблем непосредственно в регионе.

Но уровень проблем заставляет проводить интенсивную работу в федеральных министерствах и ведомствах.

Структуры ВЭБа  — Соответствующий Департамент  и ВЭБ инжиниринг с готовностью отозвались на запросы ВООП и представили свое видение ситуации и способов ее разрешения. ВЭБ Инжиниринг выразил готовность оперативно адаптировать проект рекультивации к современным законам.

Подразделения Росгеологии провели консультации по возможным изменениям технологии и общественному контролю проводимых работ.

Министерство природных ресурсов и экологии РФ проинформировало о результатах мероприятий в ходе реализации ФЦП. И предложило провести тематическое совещание уже в мае.

В результате активности ВООП – формируется гибкая по составу рабочая группа с акцентом на два направления: рекультивация территории и шламохранилищ,  благоустройство территории БЦБК в целях дальнейшего развития города и территории.

Не обошлось и без злопыхателей, стремящихся «попиариться» на теме, что называется «по-черному». Приходиться одергивать особо ретивых.

ВООП продолжает также искать и преследовать виновных в нарушениях законодательства и подготовил обращения в суды.

 

В центре внимания — Байкал

Байкал — крупнейшее пресноводное озеро России. Длина озера составляет 636 км, максимальная ширина — 81 км, длина береговой линии — около 2000 км. Площадь водной поверхности озера превышает 31 500 км2. По площади Байкал занимает 7-е место среди озер мира после Каспия, Виктории, Танганьики, Гурона, Мичигана и Верхнего. Площадь озера сопоставима с территориями таких государств, как Бельгия, Дания или Нидерланды.

 

Байкал — самое глубокое озеро в мире. Его максимальная глубина достигает 1637 м, средняя глубина равна 730 м. По объёму водной массы (23 000 км3) Байкал занимает 1-е место среди пресных озер мира, вмещая 20% мировых и 80% запасов вод России. Подсчитано, что водных ресурсов Байкала вполне могло бы хватить для обеспечения всего населения Земли в течение 40 лет.

 

Байкал также остается рекордсменом по чистоте своих водных ресурсов. В воде содержится крайне малый процент взвешенных минеральных частиц и органических примесей, зато присутствует высокая концентрация кислорода. Специалисты уверяют, что вода с такими свойствами в ряде случаев может использоваться как дистиллированная.

Высокий уровень содержания кислорода в воде, а также исключительность многих других физико-географических особенностей озера является причиной широкого разнообразия флоры и фауны Байкала. Из 2630 наименований растений и животных, обитающих как в самом озере, так и на его берегах, более половины являются эндемиками, т.е. встречаются только здесь и нигде более.

Озеро Байкал является уникальной экологической системой, правовые основы охраны которой регулируются принятым в 1999 году Федеральным законом «Об охране озера Байкал».

Байкал внесён в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. С целью сохранения в неприкосновенности столь уникального уголка живой природы в районе озера Байкал учреждено три заповедника и два национальных парка.

 

Байкальский бумажно-целлюлозный комбинат 

Байкальский бумажно-целлюлозный комбинат (ОАО «Байкальский ЦБК», БЦБК) расположен на южном побережье озера Байкал в Слюдянском районе Иркутской области, в 150 километрах от города Иркутска и в 1,5 километрах восточнее жилой застройки города Байкальска. Промышленная зона комбината занимает площадь 748,4 гектара.

БЦБК был введен в эксплуатацию в 1966 году. Строительство комбината было обусловлено значительной потребностью отечественной промышленности в высококачественной сверхпрочной кордной целлюлозе, которая широко применялась в оборонной промышленности. Технология производства кордной целлюлозы в то время предусматривала использование большого количества чистой воды, чем и объяснялся выбор местоположения комбината.

В течение 42 лет производственной активности комбинат использовал водные ресурсы Байкала для своих технологических нужд, при этом промышленные сточные воды сбрасывались обратно в озеро.

В сентябре 2008 года во исполнение требований природоохранных ведомств БЦБК перешел на систему замкнутого водооборота, прекратив сброс сточных вод в Байкал. Этот переход сделал невозможным дальнейшее производство на комбинате рентабельного вида продукции — вискозной сульфатной беленой целлюлозы. Работа в этом режиме оказалось для комбината убыточной. В октябре 2008 года в отношении ОАО «Байкальский ЦБК» введена процедура банкротства, производство было остановлено.

Однако, в июле 2010 года работа по производству вискозной беленой целлюлозы в рамках разомкнутого водооборота была возобновлена. В 2010 году в озеро Байкал было сброшено 12 499,79 тысячи кубических метров недостаточно очищенных сточных вод, в 2011 году — 26 526,59 тысячи кубических метров недостаточно очищенных сточных вод.

В течение первого полугодия 2012 года надзорное ведомство проверяло БЦБК, привлекая к проверке специалистов Росприроднадзора. Согласно взятым пробам, концентрации загрязняющих веществ в сточных водах комбината, попадающих в Байкал, в несколько раз превысили нормы (по 18 ингредиентам из 26 возможных). В частности, по хлоридам — в 26-33 раза, по фенолам — в 1,2 раза, по взвешенным веществам — в 3,3-5 раз, по сульфатам — в 24-25 раз, формальдегиду — в 2,4-6 раз. Такие показатели были нарушением Водного кодекса РФ и закона «Об охране озера Байкал».

Проведенные проверки и экспертизы подтвердили, что показатели качества воды в озере Байкал существенно ухудшились, в том числе из-за работы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

В 2012 году комбинат по причине наличия существенных кредиторских задолженностей был объявлен банкротом, а через год по решению правительства РФ и кредиторов производство было остановлено.

С 1966 по 2012 год комбинат использовал в работе оборудование, износ которого к моменту закрытия БЦБК составлял 80–90%. Это привело к резкому ухудшению качества дренажных вод и загрязнению шельфа озера вдоль промплощадки комбината, несмотря на использовавшиеся очистные сооружения, включающие механическую, химическую и биологическую системы очистки. Воздействие БЦБК на озеро привело к образованию зоны загрязнения в воде и донных отложениях. Средние значения концентрации сульфатов, хлоридов, натрия, несульфатной серы в месте сброса сточных вод постоянно превышали фоновые значения. Загрязнение коснулось и грунтовых вод на промплощадке БЦБК. Эти воды, при фильтрации и выбросе в озеро, повышали его минерализацию и нарушали чистоту вод прибрежной зоны, негативно воздействуя на донные биоценозы. Также было отмечено значительное термальное загрязнение подземных вод прибайкальских территорий. В результате деятельности БЦБК интенсивному загрязнению на протяжении всей работы комбината подвергался и атмосферный воздух.

Кроме загрязнения водной массы и воздуха, экологическую опасность представляло расположение комбината на территории, сейсмоопасность которой оценивается в 9–10 баллов.

Проблемы Байкала

Одна из самых глобальных экологических проблем для озера Байкал сегодня – это ликвидация отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

За годы работы БЦБК было накоплено порядка 6,5 млн тонн отходов. Основной объем отходов приходится на шлам-лигнин — побочный продукт химической переработки древесины и очистки сточных вод, содержащий большое количество токсичных веществ. Вместе с тем, был накоплен значительный объем золы шлам-лигнина в результате сушки и сжигания шлам-лигнина в ходе его переработки, а также золошлаков — продукта сжигания угольного топлива на ТЭЦ ОАО «БЦБК», которая обеспечивала электроснабжение для нужд комбината.

На данный момент все отходы складированы на полигонах в непосредственной близости от Байкала — на расстоянии 350–750 метров от береговой линии. Шламонакопители и золоотстойники БЦБК занимают площадь до 350 га, из них непосредственно карты-накопители — 123 га. В картах-накопителях происходят сложные физические, химические, биологические процессы, при этом загрязняющие вещества попадают в озеро Байкал с подземными и паводковыми водами.

Также специалистами отмечается высокий риск разрушения карт-накопителей в результате землетрясений и схода селевых потоков, что может стать настоящей экологической катастрофой для озера.

Позднее, при исследовании объектов БЦБК помимо шлам-лигнина были найдены и другие опасные вещества. В частности, речь идёт о чёрном щёлоке, который был обнаружен в очистных сооружениях комбината: в ёмкостях очистных сооружений, включая аварийный накопитель, содержатся более 160 тысяч кубометров щелочесодержащих талых и дождевых вод.

Работы по рекультивации отходов комбината должны были стартовать в мае 2014 года и продлиться 6 лет. Основная задача таких работ состояла в том, чтобы удалить или обезопасить накопленные вещества и рекультивировать территории, занятые картами-накопителями. Потенциальными подрядчиками был предложены различные технологии по нейтрализации опасных отходов.