Зимой и летом одним ли цветом?

В середине июля прилетать на Байкал — сплошное удовольствие! В Байкальске, Слюдянке —  сезон клубники, на каждом базарчике так много красной крупной ягоды, что хочется остановить машину, сесть в тенёчке с видом на широкую водную гладь и наслаждаться моментом: когда еще лето подарит такое удовольствие, ягода действительно сочная и разная на вкус и цвет — с кислинкой и без, розовая и темно-красная! Близость Байкала и свежайший воздух добавляют свои нюансы радости.

Но все это не меняет главную цель моей поездки в Байкальск — увидеть, как проходит рекультивация промышленной зоны Байкальского ЦБК. В декабре 2017 был подписан Государственный контракт № 66-05-65/17 на выполнение работ по ликвидации последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности открытого акционерного общества «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат». Подписавшие стороны: заказчик — Министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области, и подрядчик — АО «Росгеология». Накануне читал в СМИ, что работы ведутся очень медленно, скорее, не идут, но хотел увидеть собственными глазами.

Фотоотчет очень короткий. Карты с отходами Байкальского ЦБК радуют девственной зеленью и тишиной. Встретивший меня на объекте начальник участка ООО «РГ-Экология» Андрей Лебедев показывал, не скрывая: вот пробуренные скважины для гидромониторинга, здесь в августе начнут исследовать отходы в картах. Зимой и летом основной цвет на месте хранения отходов Байкальского ЦБК, конечно, разный (кто бы в этом сомневался!), а вот состояние природы одинаковое — тишина…

Генеральный директор ООО «РГ-Экология», подрядчика по Госконтракту, Артем Полтавский не уклонился от встречи и прояснения ситуации. Разговор у нас состоялся подробный.

— Вы думаете, меня и сотрудников не гнетет такая тишина на объекте? Конечно, гнетет. Мы бы с удовольствием показали масштаб. Только в нашей ситуации лучше качественно выполнить подготовительные работы, чем заниматься имитацией кипучей деятельности за государственный счет в надежде, что не заметят подлога.

Первым барьером, не позволившим вовремя начать работы, стала задержка в передаче нам на баланс карт с отходами. Мы их получили только в конце апреля. Но главная проблема состоит в том, что после проведенного специалистами Росгеологии Байкальского целлюлозно-бумажного комбината обследования, стало ясно, имеющийся проект ликвидации отходов неработающий.  Например, проект предусматривает обеззараживание воды с помощью очистных сооружений комбината. Но они сломаны и восстановлению практически не подлежат. Кроме того, предусмотрена технология омоноличивания твердых отходов. Это означает, что необходимо привезти сюда, на берег Байкала, в природоохранную зону миллионы тонн цемента, щебня, извести, других материалов, чтобы перемешать с твердыми отходами и изготовить бетонные блоки — нерационально, да и нереально, потому что для этого надо восстанавливать железную дорогу, которая на комбинате так же в нерабочем состоянии! То есть омонолитить отходы Байкальского комбината здесь на месте невозможно. К такому выводу пришли и заказчик, и научная общественность, и природоохранная прокуратура, и мы, производители работ.

Поясню. Технология омоноличивания отходов — это фактически закатывание их в бетон. В картах находится 6,2 млн кубометров отходов. Понятно, что примерно половина объема — это вода. Но и 3,6 млн кубометров твердых отходов — очень большой объем. Как показывает опыт, для омоноличивания требуется соотношение 1:3. Потребуется привезти в природоохранную зону в три раза больше материалов! Наверное, можно было бы выполнить проект рекультивации, предложенный ВЭБ-инжинирингом, в 2013 году, когда работали очистные сооружения БЦБК, функционировала железная дорога и сам комбинат в целом был в рабочем состоянии.

— Но если не омоноличивание, то что же взамен?

— В рамках холдинга «Росгеология» мы за последние месяцы рассматривали большое количество технологий. Как только стало известно о подписании Госконтракта, были проведены общественные слушания по проекту. Большое количество людей сразу проявили интерес. Были проведены десятки совещаний, изучали технологии пиролиза, термолиза, разложения шлам-лигнита и прочих отходов субкритической водой (японская технология), разведения микроорганизмов, червей, технология осушения и других. В конечном счете, полагаю, что только глубокий анализ может дать ответ на вопрос, какая технология будет оптимальной для утилизации и рекультивации. Если, например, анализ отходов покажет низкие показатели концентрации вредных веществ, то может быть использована технология смешивания и разбавления большими объемами грунта, либо вывоз с дальнейшей утилизацией. Если анализ покажет высокую концентрацию вредных веществ, то может быть выбрана и другая технология. Главное — мы не должны усугубить экологическую ситуацию.

— В чем заключаются подготовительные работы, которые «РГ-Экология» проводит сегодня?

— Это работа, которая поможет выбрать правильную стратегию и ускорит выполнение программы в следующем году.  Во-первых, мы пробурили семь скважин, в них будет установлено телеметрическое оборудование, которое в режиме реального времени позволит контролировать поведение грунтовых вод вокруг карт с отходами.  При этом нужно понимать, что 7 пробуренных скважин — это очень мало: на Бабхинском полигоне их четыре и три на Солзанском. Даже с учетом того, что можно попытаться восстановить еще 6 скважин, которые сейчас в аварийном состоянии, 13 скважин — это очень маленькая сеть для мониторинга. Поэтому мы ведем переговоры и убеждаем заказчика в необходимости расширения мониторинга почв, воды. Должна быть уверенность в том, что гидротехнические сооружения (карты) не протекли, не несут угрозу Байкалу.

Второе направление наших действий. В конце июля в Байкальск привезем специальное оборудование, которое позволит взять пробы в опытно-промышленном масштабе и определить состав отходов во всех картах, а в дальнейшем позволит уточнить методику ликвидации отходов конкретно для каждой карты. Дело в том, что их заполнение происходило 40-50 лет назад, по официальным данным, вывозили 14 видов отходов. В последние годы было зафиксировано много случаев несанкционированного сброса бытового мусора, строительных отходов. Поэтому состав отходов разный даже в пределах одной карты: где-то больше золы с ТЭЦ, где-то шлам-лигнина, где-то мусора. И наша задача сейчас — до начала основных работ все-таки определить то, что предстоит ликвидировать.  По результатам, надеюсь, осенью, станет понятно и то, как ликвидировать: мы будем готовы предложить технологии.

— А объемы работы понятны?

— Уточним и объемы, поскольку последние данные 4-5-летней давности.  Мы не подвергаем их сомнению, но планируем с помощью геофизического оборудования изучить фактические объемы отходов в каждой карте. Если в теплое время, то проплывем на лодке, если зимой, то по льду протянем оборудование и с помощью геолокации поймем физические объемы и структуру отходов.

— Я обратил внимание, что по проектной документации заказчик передал ООО «РГ-Экология» для работы 10 карт из четырнадцати. Четыре карты на Бабхинском полигоне оставил у себя. Почему?

— У меня нет ответа на этот вопрос. Есть еще одни нюанс. После остановки БЦБК в 2013 году, в нарушение норм природоохранного законодательства с производственных цехов был проведен сброс черного щелока в аварийный накопитель и в очистные сооружения. Я уже говорил, что это было выявлено специалистами Росгеологии во время проведения подготовительных работ. Его не менее 160 тысяч кубометров. Черный щелок более ядовитый раствор, чем шлам-лигнин, и его также необходимо утилизировать. Мы, как и заказчик, считаем, что к ликвидации отходов на берегу Байкала необходимо подойти комплексно и не оставлять нерешенных проблем. Поэтому мы считаем важным и целесообразным уточнить задание по госконтракту и скорректировать проект ликвидации отходов.

— То есть для пользы дела необходимо выйти за границы подписанного Государственного контракта? Но вы прекрасно знаете, что сам проект, разработанный ВЭБ-инжинирингом, получил положительное заключение государственной экологической экспертизы, его нельзя просто отложить в сторону. Как и Государственный контракт нельзя просто отменить, если под него уже выделено финансирование.

— Мы поддерживаем консолидированную позицию, согласованную и заказчиком, и наукой, и природоохранной прокуратурой, что необходима корректировка проектной документации, необходимо дополнительное соглашение между заказчиком и исполнителем. Оно поможет собрать все оставшиеся объемы для рекультивации, решить, что делать с зараженной водой, которую нельзя обезвредить разрушенными очистными сооружениями и нельзя просто так взять и сбросить в Байкал. В конце концов, надеюсь, позволит решить, что будет на очищенной территории, ведь сегодня нет понимания, как заказчик планирует использовать гидротехнические сооружения, те же карты после ликвидации отходов. То есть дополнительное соглашение может дать старт решению целого ряда проблем, имеющихся на берегу Байкала.

 

Элмурод Расулмухамедов

первый заместитель председателя Центрального совета ВООП

Leave a comment