Категория : Иркутская область

Иркутские ученые ученые представят 3 переработки отходов БЦБК

Учёные Иркутского национального исследовательского технического университета (ИРНИТУ) представят три варианта переработки отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината на Байкальском международном экологическом водном форуме, который состоится 20-21 сентября в Иркутске, сообщалось 11 сентября на сайте вуза.

Одна из технологий – обезвоживание шлам-лигнина с применением электроосмоса. Шлам-лигнин закачивается в геотуб, затем к нему подключают электроды. Под действием постоянного электрического поля наблюдается отделение химически связанной жидкости, также ток разрушает большинство токсичных соединений. В результате на выходе учёные получают воду и обезвоженный лигнин. В конце августа проведён эксперимент, на котором эта технология опробована. По данным разработчиков, класс опасности отделённой воды и осушённого шлам-лигнина снижается до пятого.

Две другие технологии – это естественное вымораживание и нейтрализация надшламовых вод карт-накопителей Байкальского ЦБК.

В июне 2018 года официальный представить «Росгеологии» Антон Сергеев сообщил, что разработанный ранее проект по переработке отходов БЦБК не может быть реализован, так как требует корректировки. Вместе с тем генеральный директор «РГ-Экологии» Артём Полтавский опроверг информацию о планах захоронить отходы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в Шелеховском районе.

В конце июля на комбинате начали тестировать новую технологию обезвреживания отходов. Член экспертного совета Минприроды РФ Роман Незовибатько назвал этот проект опасным. Кроме того, он поставил под сомнение и идею вывозить переработанные отходы на полигоны далеко от берега Байкала.

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат был построен в 1960-х годах. В 2013-м комбинат официально закрыт. За годы работы комбината по данным учёных накоплено 6,2 миллиона тонн шлам-лигнина (осадка, образующегося при очистке сточных вод комбината) и 2,8 миллиона тонн золы. Вопрос об их рекультивации рассматривался с 2014 года. Предполагалось, что она начнётся в 2017 году, но сейчас начало работ перенесено на 2018-й. Стоимость работ составляет 6 миллиардов рублей. Рекультивацией занимается холдинг «Росгеология».

Основные проблемы Байкала

Жители Бурятии и Иркутской области во второе воскресенье сентября традиционно отмечают День Байкала — памятную дату, призванную привлечь внимание к важности сохранения уникального озера. О том, что происходит с Байкалом сегодня, какие проблемы первостепенны для озера, и почему рано говорить об улучшении экосистемы рассказала ТАСС эколог, директор Общественной организации «Бурятское региональное отделение по Байкалу» Наталья Тумуреева.

Маловодье Байкала

Самые заметные за несколько последних лет события, связанные с Байкалом, касались уровня воды в озере, отмечает эколог. Он стремительно опускался. Тревожным был 2014 год, видимые изменения маловодного периода на Байкале наблюдались и зимой 2015 года: на восточном, бурятском берегу начали гореть торфяники, в колодцах на побережье исчезла вода, на западном берегу озера сложилась угроза водоснабжению города Ангарска с населением в 230 тыс. человек.

Уровень воды в Байкале снижался вплоть до недавнего времени. На этой неделе Иркутское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды опубликовало информацию о том, что в 2018 году гидрометеорологическая обстановка изменилась, и благодаря многоснежной зиме, а также летним дождям на Байкале произошло «увеличение притока воды до значений, близких к средним многолетним».

«На 31 августа средний уровень озера Байкал — 456,67 метра, наполнение составило 96 см при норме 90, в прошлом году наполнение было только 37 см. То есть наступил переломный момент, гидрологическая и водохозяйственная обстановка на Байкале улучшилась. 2018 год классифицируется как средний по водности», — говорится в сообщении.

Там же упоминаются данные о цикличности природных явлений на Байкале и отметаются версии о возможном в ближайшем будущем «обмелении и даже пересыхании Байкала». «Все это, без сомнения, противоречит реальности», — успокаивают общественность иркутские гидрометеорологи.

Тумуреева считает такие выводы скоропалительными. «Да, и осадки были, и в природе все циклично — с этим мы согласны, однако необходимо учитывать, что теперь свои поправки в процессы цикличности вносит человек, — подчеркнула собеседница агентства. — Я бы опасалась делать какие-то положительные прогнозы по состоянию озера Байкал». В те далекие годы, когда на Байкале наблюдался маловодный период (с 1899 по 1905, с 1920 по 1929, с 1976 по 1982 гг.) такой антропогенной нагрузки, как сейчас, не было, напомнила она.

Отсутствие научного мониторинга

Мешает делать точные прогнозы о том, что будет с Байкалом, в том числе отсутствие постоянного научного мониторинга, пояснила эксперт.

«Нет качественного и системного мониторинга по мелководью. Разные институты, конечно, проводят свои исследования, но они точечные. И, кроме того, связи между институтами нет», — отметила Тумуреева.

В качестве примера она привела ситуацию с водорослью спирогирой, распространение которой, как считают некоторые ученые, губительно для экосистемы Байкала. Есть констатация факта наличия в Байкале этой водоросли, но никто не может сказать, когда она появилась в озере, стало ли ее сегодня действительно больше по сравнению с прошлыми годами, действительно ли она несет угрозу.

«Данных нет. Серьезные научные исследования просто не проводились, мониторинга нет, сравнить не с чем, объективную картину составить невозможно», — пояснила собеседница агентства.

Возникает и другая проблема — в связи с тем, что государство не финансирует исследования Байкала, научные работы не ведутся, следовательно, и теряется опыт, не взращиваются новые кадры.

Замусоривание озера

Другой проблемой является растущий уровень экологического загрязнения озера. Очередной День Байкала, констатировала Тумуреева, пройдет с нерешенной проблемой бесконтрольно сливаемых в озеро стоков и образования вокруг свалок мусора.

«Решать проблему с мусором нужно государству, комплексно, с привлечением малого предпринимательства, — считает она. — В Джидинском районе Бурятии, например, есть молодой парень, он купил оборудование для производства тротуарной плитки из переработанного пластика, но парадокс — он в убытке. Потому что не налажена система приема сырья и сбыта продукции. Помочь ему должны власти».

Эколог уверена, тот курс, который взяли местные власти — на перевоспитание туристов и формирование у них ответственности, ошибочен. «Это все равно, что ребенку рассказывать о пользе чтения книг, уткнувшись в планшет. Общей выстроенной сверху системы у нас нет. Государство само ничего не делает в плане решения мусорной проблемы, зато население вдруг должно грамотным стать, поэтому легче научиться справляться с имеющимися отходами, наладить их сбор, сортировку и переработку», — сказала Тумуреева.

Угроза от соседей

Актуальной остается еще одна угроза для Байкала — возможное строительство ГЭС на главной артерии озера — реке Селенга и ее притоках в соседней Монголии. Страна испытывает энергодефицит и нуждается в ГЭС для развития горнодобывающей промышленности.

Недавно Монголия предоставила разработанную Региональную экологическую оценку (РЭО) проекта МИНИС (MINIS, проект по поддержке инвестиций в развитие инфраструктуры горнорудной промышленности, в рамках которого производится разработка технического задания на проектирование ГЭС).

«РЭО сделано с грубыми нарушениями в части сбора комментариев от заинтересованных сторон. Консультации были проведены не по правилам. Кроме того, в этом РЭО не указываются возможные альтернативы ГЭС, а это должно быть обязательно», — сообщила Тумуреева.

В связи с данными нарушениями «Бурятское региональное отделение по Байкалу» направило письма с указанием на ошибки, в том числе во Всемирный банк, на финансирование рассчитывают в Монголии.

О Байкале

Озеро Байкал, внесенное в Список всемирного наследия в 1996 году, является самым глубоким озером в мире и крупнейшим резервуаром пресной воды (до 20% мировых запасов). Это один из самых крупных объектов всемирного природного наследия. При этом особую ценность представляет собой не только сам водоем, но и его естественное окружение: леса и болота, богатая фауна и флора, необычные формы рельефа.

Росприроднадзор проверяет сообщения о нефтяном пятне на Байкале

Местные жители сообщили о нефтяном пятне, обнаруженном ими на озере в районе поселка Листвянка Иркутской области

Сотрудники Байкальского межрегионального управления Росприроднадзора проверяют сообщения местных жителей о нефтяном пятне, обнаруженном ими на Байкале в районе поселка Листвянка Иркутской области.

Об этом ТАСС сообщил руководитель ведомства Дмитрий Петров.

«Во вторник местные жители сообщили о нефтяном пятне, на место выехали специалисты управления, но ничего не обнаружили — возможно, пятно разогнало ветром», — сказал Петров.

По его словам, сотрудники Росприроднадзора опросили очевидцев и занимаются сбором дополнительной информации. Кроме того, будут направлены запросы в другие ведомства.

Источник

Иркутская компания строит бизнес на канализации

Компания «Грегори Моторс», принадлежащая депутату Думы Иркутска Григорию Резникову — одна из известнейших в городе компаний, представляющая собой сеть торгово-сервисных центров. Вот только не все объекты компании, как оказалось, построены с соблюдением действующего законодательства, в том числе и природоохранного. Прежде всего, речь идет о строении, расположенном по улице Баррикад, 24а.

Экологи выяснили, что под выстроенным там одноэтажным административным зданием расположены метровые в диаметре трубы. Они выведены из напорного коллектора в направлении городских очистных сооружений. В фотогалерее под этой новостью опубликована схема, на которой видно взаимное расположение здания и труб. Розовым отмечены трубы, аббревиатурой НК – напорный коллектор, зеленым – участок, через который проходят трубы и на котором расположено здание.

Правовой режим эксплуатации этого участка предусмотрен СниП 2.07.01-89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений». В соответствии с правилами, для напорных и самотечных канализаций устанавливается охранная зона от пяти до трех метров от трубы до фундамента объекта. Однако на схеме видно, что трубы проходят аккурат под зданием.

К недоумению экологов суд узаконил строение. При этом судья не принял во внимание результаты проверок, проведенных федеральной регистрационной службой и другими ведомствами. Там сообщили, что здание построено незаконно, поскольку выходит за границы выделенного участка и попадает в охранную зону канализации.

Специалисты бьют тревогу: под угрозой эксплуатация канализации, поскольку ремонтировать трубы при наличии капитального строения невозможно. В случае износа отходы выльются в землю, что приведет к значительному загрязнению почв и воздуха. Иркутяне узнают о случившемся мгновенно: воздух наполнится резким запахом отходов в считанные минуты. При этом устранить источник запаха оперативно не получится. Теоретически, авария на коллекторе грозит экологической катастрофой, поскольку подобраться к нему невозможно.

Примечательно, что компания «Грегори Моторс» привлекает внимание экологов и надзорных ведомств не впервые. В 2018 году Служба по охране природы и озера Байкал Иркутской области установила, что на территории рынка «Грегори Моторс», граничащей с рынком «Знаменский», почва загрязнена нефтепродуктами. Площадь загрязнения составила два квадратных метра. Предварительно известно, что виной этому размещенное на участке оборудование.

Очевидцы сообщают, что в водоохранной зоне реки Ушаковки компания вырубает деревья – освобождает участок под новые павильоны. Там же осуществляется авторазборка в условиях твердого водонепроницаемого покрытия. Этот факт пока не попал в поле зрения природоохранных ведомств, несмотря на то, что авторазборка в водоохранной зоне запрещена.

Многие нарушения норм экологического законодательства остаются без должного внимания надзорных органов. Остается надежда, что экологический контроль со стороны общественности будет усиливаться, ведомства начнут выявлять нарушения оперативнее, а бизнес станет более ответственным.

Источник: Байкал24

Лесной пожар на острове Ольхон и «Экодемия»

Источник: http://activatica.org   Автор: Рябцев Виталий

От местного жителя, которому полностью доверяю, поступила информация о пожаре на байкальском острове Ольхон. Его обнаружили 14 августа в центральной части острова, между озером Шара-Нур и падью Ташкиней. Огнем было охвачено не менее 2 гектаров леса, сильный ветер грозил стремительным увеличением площади пожара.

Ольхон – самое засушливое место в Иркутской области. Пересохшая лесная подстилка легко вспыхивает и долго горит, губя поверхностные корни деревьев. Достаточно непотушенного костра или брошенного из автомобиля окурка. Быстрый рост туристического потока означает и рост числа потенциальных поджигателей. Случаются даже умышленные поджоги.

Особенно крупные пожары охватывали Ольхон в 2003, 2009, 2015 годах. Если бы не усилия инспекторов Прибайкальского национального парка вся лесная часть острова (примерно 50% его площади) уже давно представляла бы из себя сплошную гарь. Местные жители, как правило, активно участвуют в борьбе с огнем. В 2015 году в тушении участвовали и туристы.

14 августа жители поселка Хужир, прежде всего из числа водителей уазиков, перевозящих по острову туристов, также отправились на пожар. Ночью на острове пошел дождь. Надеюсь, что огонь уже затушен.

Но возникают вопросы. Это первый в 2018 году лесной пожар на Ольхоне. Обстановка была благополучной благодаря не только периодическим дождям, но и работе инспекторов «Заповедного Прибайкалья» (Прибайкальский национальный парк теперь входит в эту ФГБУ). На острове постоянно работала их опергруппа. Однако примерно в начале августа контроль вдруг резко ослаб. Я находился на острове с 7 по 13 августа. Ежедневно бывал на Сарайском и Хужирском заливах (окрестности островной «столицы» — поселка Хужир). Ни разу не встретил инспекторов, но отмечал многочисленные нарушения природоохранного режима. В том числе и существующих для Сарайского пляжа запретов на установку палаток и разведение костров, на въезд квадроциклов.

f3dfdf7533379425ecec2979c5874915.jpg

По словам местных жителей, в июле такого «разгула» не было.

5b9c2082563092d8dae88d1f29d6fd00.jpg

Пожар возник не на маршрутах, разрешенных для автоэкскурский. «Моторизованные» туристы почувствовали отсутствие контроля и быстро заполонили территории, куда разрешения на въезд не выдавались. В том числе – окрестности озера Шара-Нур (два года было высохшим, в 2018 немного наполнилось водой) и пади Ташкиней. Вероятнее всего по их вине и возник пожар.

Но куда же делась опергруппа? По словам местных жителей, она (а также и руководитель Островного лесничества) отбыла для участия в работе Всероссийского лагеря волонтёров «Экодемия» в поселок Большое Голоустное.

«Руководители Минприроды России, регионов Байкальской природной территории, байкальских ООПТ и другие высокие гости дали старт уникальной образовательной программе для 90 молодых добровольцев со всей страны.

В торжественной церемонии открытия лагеря приняли участие Заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ Сергей Ястребов, Заместитель Председателя Правительства Иркутской области Виктор Кондрашов, первый заместитель Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Алексей Калинин, министр природных ресурсов и экологии Андрей Крючков, министр по молодежной политике Иркутской области Александр Попов и другие высокие гости». «С 30 июля по 9 сентября будет принято 5 смен».

c9c1d5abc8fe9e7a021e2466cce0aec0.jpg

Пафосное мероприятие. А как же иначе? Ведь Президент объявил 2018 год – Годом волонтеров.

А между тем на Байкале – самый пик туристического сезона. Очень высока опасность лесных пожаров. И именно в это время инспектора, которых и так не хватает для эффективного природоохранного контроля, передислоцируются с Ольхона (болевая точка Байкала!) для показушной работы с волонтерами.

Для нынешнего руководства заповедной системы пиар – превыше всего.

Демонтаж ЦБК на берегу Байкала могут начать в 2019 году

Демонтаж Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), работа которого на берегу Байкала была остановлена в 2013 году, планируется начать в 2019 году. Проект демонтажа предложен для включения в федеральную целевую программу (ФЦП) по охране озера Байкал и рассматривается правительством РФ, сообщил губернатор Иркутской области Сергей Левченко. По предварительным оценкам, демонтаж промплощадки, на которой расположены 47 объектов капитального строительства, обойдется в 95 млн рублей.

«Такой проект будет стоить примерно 95 млн рублей. Пока есть федеральная целевая программа (действует до 2021 года промплощадку мы также должны утилизировать, — сказал Левченко. — Мы обратились с таким предложением в правительство РФ, договорились с Росгеологией о том, что совместно будем этот проект реализовывать».

По словам губернатора, определенные технологические сложности в этом процессе могут быть связаны с демонтажем подземных коммуникаций, для чего в течение 2019 года будут проводиться предварительные обследования и согласования проекта. В тоже время разбор цехов и других бетонных конструкций может быть начат уже в 2019 году. Эти работы могу занять весь 2019 год.

Технологически процесс демонтажа промплощадки комбината может быть увязан с рекультивацией отходов шлам-лигнина, накопленного за 50 лет работы БЦБК. Оператором по работе с его отходами правительством РФ назначен холдинг «Росгеология», который в настоящее время приступил к испытанию на площадке новой технологии по обезвреживанию шлам-лигнина. После того как карты-накопители со шлам- лигнином опустошат их емкости смогут заполнить бетонной крошкой от демонтированных зданий БЦБК, пояснил губернатор.

Байкальский ЦБК введен в эксплуатацию в 1966 году. Решение о поэтапном закрытии целлюлозного производства на Байкале было озвучено в феврале 2013 года, с сентября того же года прекращена варка целлюлозы. На картах- накопителях БЦБК — порядка 6,5 млн т шлам-лигнина — вещества, выделяемого при производстве целлюлозы.

 

Источник: ТАСС

Эковолонтеры открывают новые перспективы для Иркутской области

Работа с волонтерами проводится в Иркутской области в течение длительного времени. Об этом заявил в рамках совещания, посвященного развитию добровольчества на российских ООПТ, глава минприроды Иркутской области Андрей Крючков.

«Чем больше у нас будет волонтеров, чем они будут компетентнее, тем больше у нас открывается перспектив не только в регионе, но и на территории всей страны. Совместными усилиями мы можем преобразить наши территории и создать то будущее, которое мы желаем нашим потомкам», — сказал он.

Крючков также сообщил, что региональные власти ежегодно привлекают добровольцев для уборки мусора с берегов Байкала. Министр напомнил, что в 2017 году, в рамках Года экологии, в регионе стартовал проект «Эко-Поколение», который призван объединить участников областных эковолонтерских движений.

 

Источник: РИА Новости

Зимой и летом одним ли цветом?

В середине июля прилетать на Байкал — сплошное удовольствие! В Байкальске, Слюдянке —  сезон клубники, на каждом базарчике так много красной крупной ягоды, что хочется остановить машину, сесть в тенёчке с видом на широкую водную гладь и наслаждаться моментом: когда еще лето подарит такое удовольствие, ягода действительно сочная и разная на вкус и цвет — с кислинкой и без, розовая и темно-красная! Близость Байкала и свежайший воздух добавляют свои нюансы радости.

Но все это не меняет главную цель моей поездки в Байкальск — увидеть, как проходит рекультивация промышленной зоны Байкальского ЦБК. В декабре 2017 был подписан Государственный контракт № 66-05-65/17 на выполнение работ по ликвидации последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности открытого акционерного общества «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат». Подписавшие стороны: заказчик — Министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области, и подрядчик — АО «Росгеология». Накануне читал в СМИ, что работы ведутся очень медленно, скорее, не идут, но хотел увидеть собственными глазами.

Фотоотчет очень короткий. Карты с отходами Байкальского ЦБК радуют девственной зеленью и тишиной. Встретивший меня на объекте начальник участка ООО «РГ-Экология» Андрей Лебедев показывал, не скрывая: вот пробуренные скважины для гидромониторинга, здесь в августе начнут исследовать отходы в картах. Зимой и летом основной цвет на месте хранения отходов Байкальского ЦБК, конечно, разный (кто бы в этом сомневался!), а вот состояние природы одинаковое — тишина…

Генеральный директор ООО «РГ-Экология», подрядчика по Госконтракту, Артем Полтавский не уклонился от встречи и прояснения ситуации. Разговор у нас состоялся подробный.

— Вы думаете, меня и сотрудников не гнетет такая тишина на объекте? Конечно, гнетет. Мы бы с удовольствием показали масштаб. Только в нашей ситуации лучше качественно выполнить подготовительные работы, чем заниматься имитацией кипучей деятельности за государственный счет в надежде, что не заметят подлога.

Первым барьером, не позволившим вовремя начать работы, стала задержка в передаче нам на баланс карт с отходами. Мы их получили только в конце апреля. Но главная проблема состоит в том, что после проведенного специалистами Росгеологии Байкальского целлюлозно-бумажного комбината обследования, стало ясно, имеющийся проект ликвидации отходов неработающий.  Например, проект предусматривает обеззараживание воды с помощью очистных сооружений комбината. Но они сломаны и восстановлению практически не подлежат. Кроме того, предусмотрена технология омоноличивания твердых отходов. Это означает, что необходимо привезти сюда, на берег Байкала, в природоохранную зону миллионы тонн цемента, щебня, извести, других материалов, чтобы перемешать с твердыми отходами и изготовить бетонные блоки — нерационально, да и нереально, потому что для этого надо восстанавливать железную дорогу, которая на комбинате так же в нерабочем состоянии! То есть омонолитить отходы Байкальского комбината здесь на месте невозможно. К такому выводу пришли и заказчик, и научная общественность, и природоохранная прокуратура, и мы, производители работ.

Поясню. Технология омоноличивания отходов — это фактически закатывание их в бетон. В картах находится 6,2 млн кубометров отходов. Понятно, что примерно половина объема — это вода. Но и 3,6 млн кубометров твердых отходов — очень большой объем. Как показывает опыт, для омоноличивания требуется соотношение 1:3. Потребуется привезти в природоохранную зону в три раза больше материалов! Наверное, можно было бы выполнить проект рекультивации, предложенный ВЭБ-инжинирингом, в 2013 году, когда работали очистные сооружения БЦБК, функционировала железная дорога и сам комбинат в целом был в рабочем состоянии.

— Но если не омоноличивание, то что же взамен?

— В рамках холдинга «Росгеология» мы за последние месяцы рассматривали большое количество технологий. Как только стало известно о подписании Госконтракта, были проведены общественные слушания по проекту. Большое количество людей сразу проявили интерес. Были проведены десятки совещаний, изучали технологии пиролиза, термолиза, разложения шлам-лигнита и прочих отходов субкритической водой (японская технология), разведения микроорганизмов, червей, технология осушения и других. В конечном счете, полагаю, что только глубокий анализ может дать ответ на вопрос, какая технология будет оптимальной для утилизации и рекультивации. Если, например, анализ отходов покажет низкие показатели концентрации вредных веществ, то может быть использована технология смешивания и разбавления большими объемами грунта, либо вывоз с дальнейшей утилизацией. Если анализ покажет высокую концентрацию вредных веществ, то может быть выбрана и другая технология. Главное — мы не должны усугубить экологическую ситуацию.

— В чем заключаются подготовительные работы, которые «РГ-Экология» проводит сегодня?

— Это работа, которая поможет выбрать правильную стратегию и ускорит выполнение программы в следующем году.  Во-первых, мы пробурили семь скважин, в них будет установлено телеметрическое оборудование, которое в режиме реального времени позволит контролировать поведение грунтовых вод вокруг карт с отходами.  При этом нужно понимать, что 7 пробуренных скважин — это очень мало: на Бабхинском полигоне их четыре и три на Солзанском. Даже с учетом того, что можно попытаться восстановить еще 6 скважин, которые сейчас в аварийном состоянии, 13 скважин — это очень маленькая сеть для мониторинга. Поэтому мы ведем переговоры и убеждаем заказчика в необходимости расширения мониторинга почв, воды. Должна быть уверенность в том, что гидротехнические сооружения (карты) не протекли, не несут угрозу Байкалу.

Второе направление наших действий. В конце июля в Байкальск привезем специальное оборудование, которое позволит взять пробы в опытно-промышленном масштабе и определить состав отходов во всех картах, а в дальнейшем позволит уточнить методику ликвидации отходов конкретно для каждой карты. Дело в том, что их заполнение происходило 40-50 лет назад, по официальным данным, вывозили 14 видов отходов. В последние годы было зафиксировано много случаев несанкционированного сброса бытового мусора, строительных отходов. Поэтому состав отходов разный даже в пределах одной карты: где-то больше золы с ТЭЦ, где-то шлам-лигнина, где-то мусора. И наша задача сейчас — до начала основных работ все-таки определить то, что предстоит ликвидировать.  По результатам, надеюсь, осенью, станет понятно и то, как ликвидировать: мы будем готовы предложить технологии.

— А объемы работы понятны?

— Уточним и объемы, поскольку последние данные 4-5-летней давности.  Мы не подвергаем их сомнению, но планируем с помощью геофизического оборудования изучить фактические объемы отходов в каждой карте. Если в теплое время, то проплывем на лодке, если зимой, то по льду протянем оборудование и с помощью геолокации поймем физические объемы и структуру отходов.

— Я обратил внимание, что по проектной документации заказчик передал ООО «РГ-Экология» для работы 10 карт из четырнадцати. Четыре карты на Бабхинском полигоне оставил у себя. Почему?

— У меня нет ответа на этот вопрос. Есть еще одни нюанс. После остановки БЦБК в 2013 году, в нарушение норм природоохранного законодательства с производственных цехов был проведен сброс черного щелока в аварийный накопитель и в очистные сооружения. Я уже говорил, что это было выявлено специалистами Росгеологии во время проведения подготовительных работ. Его не менее 160 тысяч кубометров. Черный щелок более ядовитый раствор, чем шлам-лигнин, и его также необходимо утилизировать. Мы, как и заказчик, считаем, что к ликвидации отходов на берегу Байкала необходимо подойти комплексно и не оставлять нерешенных проблем. Поэтому мы считаем важным и целесообразным уточнить задание по госконтракту и скорректировать проект ликвидации отходов.

— То есть для пользы дела необходимо выйти за границы подписанного Государственного контракта? Но вы прекрасно знаете, что сам проект, разработанный ВЭБ-инжинирингом, получил положительное заключение государственной экологической экспертизы, его нельзя просто отложить в сторону. Как и Государственный контракт нельзя просто отменить, если под него уже выделено финансирование.

— Мы поддерживаем консолидированную позицию, согласованную и заказчиком, и наукой, и природоохранной прокуратурой, что необходима корректировка проектной документации, необходимо дополнительное соглашение между заказчиком и исполнителем. Оно поможет собрать все оставшиеся объемы для рекультивации, решить, что делать с зараженной водой, которую нельзя обезвредить разрушенными очистными сооружениями и нельзя просто так взять и сбросить в Байкал. В конце концов, надеюсь, позволит решить, что будет на очищенной территории, ведь сегодня нет понимания, как заказчик планирует использовать гидротехнические сооружения, те же карты после ликвидации отходов. То есть дополнительное соглашение может дать старт решению целого ряда проблем, имеющихся на берегу Байкала.

 

Элмурод Расулмухамедов

первый заместитель председателя Центрального совета ВООП

Усть-Илимск

В Усть-Илимске лесозаготовка идет прямо в городе

В городе Усть-Илимске Иркутской области под видом санитарной рубки в городских дворах занимаются лесозаготовкой. С этой проблемой обратились к депутатам и экологам местные жители. По их словам, вырубают исключительно сосны. На фоне общего тренда на озеленение городских территорий и создания зеленых поясов городов происходящее в сибирском городе вызывает большие вопросы.
По имеющейся информации управляющая компания «ЖКХ 2008» инициировала данные мероприятия «в рамках содержания общего имущества». При этом, поскольку желающих участвовать в конкурсе не нашлось, то было заключено социальное соглашение с одной из компаний: спил деревьев в обмен на древесину.
В Администрации города сослались на просьбы жителей, однако, по словакам самих жителей, никаких обращений по этому поводу они никуда не передавали.
Кроме того, возникает резонный вопрос, каким образом и силами каких специалистов проводилась дефектовка зеленых насаждений во дворах, если по её итогам идет сплошной спил только сосновой породы деревьев?
У экологов данные предписания вызывают большие сомнения:
Здесь наблюдается не просто халатное отношение со стороны управляющей компании, которая решила провести санитарные мероприятия, но не готова за них платить и откупается деловой древесиной, закрыв глаза на сплошную необоснованную вырубку. Поскольку дефектовка зеленых насаждений проводилась совместно «специалистами» Администрации города и УК «ЖКХ 2008», то можно предположить некий сговор между данными субъектами в пользу выгодополучателя в лице якобы социально ориентированной компании, занимающейся вырубкой. Правовую оценку действиям данных структур должна дать прокуратура, — прокомментировал происходящее общественный инспектор Федеральной службы по надзору в сфере природопользования , первый заместитель Председателя Московской областной организации Всероссийского общества охраны природы Роман Незовибатько.
В ситуацию пообещали городские вмешаться депутаты. Но жители боятся, что пока идут разбирательства, сосны, как визитная карточка устьилимских дворов, останутся только в воспоминаниях, фотографиях и песнях.
Усть-Илим на далекой таежной реке,
Усть-Илим от огней городских вдалеке,
Пахнут хвоей зеленые звезды тайги,
И вполголоса сосны читают стихи.
(из песни «Письмо на Усть-Илим», музыка А. Пахмутовой, слова С. Гребенникова, Н. Добронравова)

 

Пляжи Байкала превращаются в кладбища

Жители Бурятии бьют тревогу: никто не убирает с берегов Байкала трупы байкальских тюленей, которых становится все больше. Эту нелицеприятную картину наблюдают и туристы, которые съезжаются на священное озеро со всего мира. В итоге туши эндемиков приходится убирать местным жителям.

Гремячинск по праву считается одним из самых популярных байкальских курортов. Красивые виды, мелкий песок и небольшая удаленность от Улан-Удэ делают поселок очень привлекательным для туристов и жителей республики. И именно здесь, на территории всего пляжа сельчане все чаще находят трупы байкальских тюленей.

— Местные говорят, что только в районе Каткова выбросило 20 нерп, — рассказывает Владимир Белоголовов, менеджер общественной организации «Бурятское региональное объединение по Байкалу».

Совместно с Владимиром Фёдоровичем мы выехали в Прибайкальский район, чтобы своими глазами увидеть масштаб проблемы. И действительно, в районе села Безымянка на протяжении одного километра берега мы нашли четырех погибших, уже практически разложившихся нерп.

Местные жители утверждают, что от Гремячинска до Каткова (протяженность около 100 километров) в этом году было обнаружено ими и утилизировано разными способами более 100 нерп. По сведениям жителей Безымянки и Горячинска, факты гибели нерпы были зафиксированы и на других побережьях Байкала. Гибель животных продолжается и сейчас. Трудно представить себе общее число погибших особей. Сельчане крайне недовольны ситуацией и жалуются, что никому нет дела до уборки трупов животных с берега Байкала.

— На протяжении трёх-четырёх километров вдоль посёлка по берегу около 15 туш погибших нерп, — говорит житель Безымянки Владимир Афанасьев. – Часть разложилась уже, другую часть птицы клюют, лисы едят. Есть опасность, что и медведи могут выйти. И теперь всё это минимум месяца полтора будет гнить. Запах ужасный стоит. Сплошная антисанитария. А сейчас как раз начинается пляжный сезон.

Неравнодушные люди сами закапывают гниющих нерп, другие обходят «пляжное кладбище» стороной.

— Даже если её убираешь, земля всё равно пропитывается и пахнет очень долго, — жалуется житель Горячинска Алексей. – Нужно вывозить! А кто будет этим заниматься – неизвестно. Надо кого-то призывать к ответу.

Возможными причинами гибели нерпы Владимир Белоголовов считает инфекцию и метановую интоксикацию. Последняя версия, по мнению Владимира Фёдоровича, самая вероятная.

— Версия, что под воздействием масштабной дестабилизации залежей газогидратов под региональным влиянием изменения глобального климата, осталась не проверенной, — пояснил Белоголовов. — Она объясняет результат гибели – асфиксию с остановкой сердца. Однако такое случается редко, только в экстремальные фазы. Но в Бурятии нет токсикоголов – специалистов по изучению поражения вредными веществами,  поэтому изучить эту версию не получается.

Ранее специалисты Байкальского управления Росприроднадзора не нашли каких-либо причин массовой гибели нерпы и назвали смерть животных «естественным природным процессом». Никаких повреждений у них не обнаружили.

Депутат районного Совета по Туркинскому избирательному округу Татьяна Тивикова возмущена ситуацией не менее, так как сама является жительницей Горячинска.

— В администрацию постоянно звонят возмущённые жители и просят убрать трупы животных, — рассказывает Тивикова. — А глава администрации говорит, что не должен убирать территорию, принадлежащую Лесному фонду.

Вместе с жителями мы попробовали найти в этой истории «крайнего» — то есть тех, кто должен убирать с побережья туши эндемиков. Однако это оказалось не так просто.

Получается, что участок берега Байкала, не входящий в территорию Горячинска, принадлежит Лесному фонду. Соответственно, уборку данной территории должен производить лесхоз, которому выделяются специальные средства на очистку от захламленности, куда входит в основном древесный материал.

— Когда нам стали выделять средства на благоустройство берега Байкала, мы стали убирать весь мусор, в том числе и тот, который оставляют туристы, — рассказывает Татьяна Тивикова. — Но Минприроды показало инструкцию по проведению работ по благоустройству, где не написано, что нужно вывозить мусор с берега. Поэтому в Минприроды посчитали, что средства, выделенные на благоустройство территории, уходят не по назначению. А сейчас некоторые люди приезжают на своих машинах, загружают нерпу, вывозят в карьер и сжигают. Почему мы должны заниматься этим сами? Нет людей для этого, территория к посёлку не относится, да ещё и сжигать нельзя!

В пресс-службе лесхоза пояснили, что за уборку разлагающихся туш животных отвечает Роспотребнадзор. В этом ведомстве, в свою очередь, сказали, что это не в их компетенции.

В Восточно-Байкальской межрайонной природоохранной прокуратуре сообщили, что по данному факту в их адрес было направлено письмо из Россельхознадзора, в котором сообщается, что на 5 июня 2018 года в районе около 500 метров от села Катково было обнаружено 13 туш нерп, замытых в ил, которых не представляется возможным извлечь из-за обрывистого берега.

— Управление ветеринарии выдало предписание главе Прибайкальского района об изъятии и уничтожении биологических отходов на берегу озера Байкал, — сообщает помощник природоохранного прокурора Ирина Алиева.

Активный общественник Владимир Белоголовов  предлагает Роспотребнадзору провести диагноз продолжающейся массовой гибели нерпы с привлечением токсиколога:

— С учётом поставленного диагноза по гибели нерп Госрыбцентру Бурятии необходимо предоставить рекомендации по безопасным и эффективным методам утилизации погибших нерп. А правительству республики срочным образом необходимо определить субъекты полномочий и источники финансирования по утилизации погибших нерп.

В Госрыбцентре же нам пояснили, что соответствующие рекомендации давать не в их компетенции и со всеми вопросами нужно обращаться к ветеринарам.

 

Источник: www.infpol.ru