Категория : Экспертные мнения

Роман Незовибатько: Мода на бумагу — это неэкологично!

Роман Незовибатько — член Межведомственного экспертного совета по общественному экологическому контролю в сфере обращения с отходами Министерства природных ресурсов и экологии РФ, общественный инспектор Росприроднадзора

Тема экологии сегодня очень модная. Именно модная, а не обдуманно актуальная. На фоне накопленного объема непереработанного мусора (по официальной информации, более 200 тонн на одного россиянина), призывы переходить на экологичные виды материалов звучат всё чаще. Но они, если задуматься, тоже не совсем уж экологичны.

Так сегодня вошли в экомоду бумажные пакеты и бумажные ручки. Пока их объем на рынке не превышает и сотой доли процента. Однако, уверяют лоббисты этой темы, данные решения должны прийти на смену вездесущему и зловредному пластику, заполонившему сначала весь наш быт, а затем и мусорные полигоны. В разных странах мира накоплен положительный опыт отказа от пластиковых пакетов или значительное ограничение их использования. Среди таких стран Занзибар, Тайвань, Бангладеш, Ирландия, Сингапур, несколько штатов Индии и т.д.

Да и миф о биоразлагаемых пакетах, которые заменят такие медленные обычные пластиковые пакеты (около 400 лет разложения), растаял сразу после осознания того, что они сделаны из того же пластика, просто с химическими ускорителями разложения. И весь это «чудесный состав» так или иначе разлетается по воздуху, накапливается в почвах, попадает в грунтовые воды, а потом — в растения, организмы животных и людей. И тут уж, казалось бы, бумажным пакетам и ручкам должны вполне обоснованно дать «зеленый свет», и в мире воцарит экология и гармония. Но и здесь есть свои «но», причем довольно значительные.

Да, бумага для пакетов и ручек производится в большей степени из волокнистой целлюлозной массы, что придает получаемому материалу высокую прочность. Казалось бы, в чем загвоздка? А загвоздка всего в двух моментах. Первый, это то, что бумага производится из природного возобновляемого материала, период так называемого возобновления которого составляет не менее 50 лет для оптимальной лесозаготовки. Учитывая то, что объем лесозаготовки в 2017 году составил 15,9 млн куб. м, нетрудно посчитать, сколько нужно было бы высадить деревьев и какие усилия приложить, чтобы гарантировать восстановление данного объема. Объективно: лесовосстановление катастрофически не успевает за вырубками. А теперь представим, что доля бумажных пакетов на рынке вырастет. С ней же вырастет и необходимость в сырье. Рубить дальше и больше? В этом тоже мало экологичного.

Второй момент – ускорение скорости потребления и вторичное использование. Увы, обычный пластик в большей степени используется вторично, третьично и т.д., а вот бумажные пакеты всё-таки не так «живучи». Их нельзя постирать и вывесить на прищепках на балконе сушиться, а потом снова и снова использовать для бытовых нужд. А с учетом той привычки к «благам цивилизации», которую мы выработали за последние 20-30 лет, когда тем более новое поколение, уже рожденное в период всеобщей пластификации, попросту не имеет иного опыта, когда хлеб и бананы в магазине обязательно упаковываются в пакетики самими продавцами, озабоченными санитарными нормами, когда мы с каждым днём всё больше обрастаем удобными пластиками на все случаи жизни, скорость нового вводимого объема этого «чудо-материала» стремительно растет. Заменим на одноразовые бумажные решения – получим взрывной объем необходимой для наших нужд бумаги. Но, опять же, оставить всё как есть критически невозможно.

И тут возникает извечное «что делать?», так четко сформулированное ещё полтора века назад классиком.

А формула проста: использование максимально долговечных износостойких материалов и уход от предметов одноразового использования.

В советское время авоськи не были модными, а использовались по прямому назначению: в них мы носили покупки из магазина. Вполне практичные, крепкие, долговечные, они до сих пор у некоторых россиян пристроены в быту.

Мода – опасное явление. Именно она, зачастую, убивает природу, а не пластик . Ведь хороший пластик может использоваться тоже очень долго. Сегодня некоторые сетевые магазины ввели такие долговечные пластиковые сумки для своих покупателей. Если хотите, можно использовать и композитные решения, которое сделают такие предметы быта практически вечными и подлежащими вторичной переработке.
А потом, разобравшись с темой бумаги, мы может вновь будем покупать молоко в стеклянных бутылках с фольгированной пробкой, разливать молоко по бидонам, нарушая одну санитарную норму, но не создавая тысячи экологических проблем. Утрирую, конечно. Можно это все, так сказать, облагородить, придать более изящный вид. Но суть не меняется. Пора научиться думать и жить по-настоящему экологично.

Экспертные мнения о введении экологического налога на сигареты

Повышение акцизов на сигареты было бы более эффективным методом борьбы с табакокурением и его последствиями, в том числе в сфере экологии, чем введение экологического налога, механизм которого не проработан, считает бывший главный санитарный врач России, депутат Госдумы Геннадий Онищенко.

Ранее министерство здравоохранения России направило в Минприроды письмо, в котором предложило ввести экологический налог для производителей сигарет. Согласно письму ведомства за подписью замминистра Олега Салагая, введение такого налога могло бы позитивно сказаться на экологии России, а средства могли бы быть направлены на финансовую поддержку мероприятий в сфере экологии и внедрение природоохранных технологий.

В Минздраве уточнили, что отходы от табачной продукции могут представлять опасность как для человека, так и для окружающей среды, обосновав тем самым свое предложение.

«Само повышение цены, в том числе за счет этого, оно, конечно, похвально. Но я бы все-таки избрал в данном случае понятную и уже отработанную правоприменительную практику повышения акцизов. Это было бы более эффективно. А так сейчас отвлечемся на экологический налог, который пока непонятно что из себя представляет, и потеряем время», — сказал Геннадий Онищенко.

При этом он подчеркнул, что, по его мнению, так или иначе стоимость акцизов все равно необходимо поднимать, независимо от того, будет ли вводиться экологический налог или нет.

«Был бы или не был экологический налог, все равно поднимать акцизы надо до дискомфортной цены экономической доступности, чтобы было дорого, прежде всего, для молодежи, да и, собственно, для всех», — добавил Онищенко.

В свою очередь глава комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов также отметил, что эта тема нуждается в проработке не только с позиции Минприроды, но и с точки зрения того, сколько планируется получать средств от сбора такого налога, их целевого назначения и способа контроля, предупреждающего нецелевое расходование.

«Я вам могу в пример привести историю с экологическим сбором, который платят те, кто производят товары в той или иной упаковке и не утилизируют ее. С экологического сбора планировали собирать 6 миллиардов в первый же год и направить их в регионы. В итоге собрали всего миллиард, и нам пришлось еще на законодательном уровне специально уточнять направление использования этих средств, чтобы они пошли только на утилизацию мусора, иначе они вообще были размыты», — пояснил Владимир Бурматов.

Он также отметил, что табачный дым и продукты потребления табака действительно наносят вред окружающей среде, однако в случае введения экологического налога возникает вопрос, как с помощью этих средств планируется этот ущерб восполнять.

«Я не могу сказать то, что я поддерживаю или не поддерживаю эту инициативу. Мой вердикт – она требует очень серьезного и тщательного изучения. Наверняка она будет иметь высокий резонанс, и хотелось бы заранее понять, какой будет эффект и будет ли он в принципе», — добавил Бурматов.

Вместе с тем замглавы комитета Госдумы по охране здоровья Леонид Огуль идею экологического налога поддержал. «Я выступлю однозначно «за». Любые поправки в законодательство, которые будут способствовать снижению количества курильщиков, я приветствую, так как вред от курения очевиден и не подлежит обсуждению», — сказал он.

Депутат также напомнил, что экологический налог на сигареты уже предусмотрен новой антитабачной концепцией до 2022 года, разработанной Минздравом. «Пока конкретная сумма предполагаемого налога еще прорабатывается. Да, возможно, новый налог приведет к увеличению стоимости пачки сигарет. По оценке Минздрава, таким способом — повышением цены из-за акцизов и новых сборов — можно отучить от курения около 2 миллионов россиян», — добавил Огуль.

 

 

Источник: РИА Новости

 

Эксперт: мораторий на вылов осетровых в Каспии де-факто уже заработал

Все страны Прикаспия (РФ, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан, Иран) установили внутренние ограничения на коммерческий лов осетровых, таким образом в регионе уже начал действовать технический мораторий на добычу этих исчезающих видов рыб, сообщил журналистам директор Всероссийского НИИ рыбного хозяйства и океанографии Михаил Глубоковский.

Информация была озвучена на заседании международной комиссии по водным биоресурсам Каспия. Комиссия оценивает состояние Каспия и меры по сохранению биоресурсов в преддверии саммита глав прикаспийских государств 2014 года. Одним из наиболее ожидаемых решений саммита является подписание пятилетнего моратория на вылов осетровых.

«Сейчас все страны добровольно, без юридических обоснований объявили мораторий на промышленный вылов осетровых. Только в научных целях и для воспроизводства. Осетровые входят в положения СИТЕС, и без подписи всех пяти стран квоты на экспорт икры и мяса осетровых не выдаются. Соответственно, эти продукты не могут быть поставлены на богатые рынки — в Евросоюз, США, Китай», — рассказал Михаил Глубоковский.

Торговать деликатесами могут только рыборазводные предприятия, причем СИТЕС проверяет происхождение продукции. Пока мораторий официально не подписан, страны могут ловить осетровых для внутреннего рынка, но такая продукция слишком дорога. «Наша задача — установить де-юре мораторий на вылов осетровых, вплоть до контроля улова в портах», — отметил ученый. Важность этого решения он объясняет необходимостью уйти от «внешнего» для Каспия механизма СИТЕС и «закрыть форточку» для третьих стран, которые пытаются воздействовать на регион.

 

РИА Новости

Эксперты спорят о необходимости отказа от пластиковой посуды и упаковки

Евросоюз отказывается от пластиковой посуды как основного загрязнителя Мирового океана. В Петербурге такая мера означает передел рынка с 5 миллиардами рублей годового оборота. Ретейлеры не против — уже сегодня они охотно отказываются от пластиковой упаковки и переходят на бумажную. Но ученые пока не могут договориться о главном: так ли опасен пластик, как некоторым кажется?

Миллиардный бизнес

По мнению участников рынка, в Петербурге ежемесячно продается не менее 2000 тонн различной пластиковой упаковочной продукции. Килограмм такой продукции у производителя стоит в среднем 200 рублей. Это почти 5 миллиардов рублей в год — весьма приличный сектор бизнеса, которому, в соответствии с политикой Евросоюза, пора бы исчезнуть. Можно привести очень близкий каждому петербуржцу пример. Ежемесячно в городе продается около 20 миллионов продуктовых пластиковых пакетов. Их себестоимость — примерно 1,5 рубля за штуку. Мы покупаем их за 4-5 рублей, значит, около миллиарда рублей в год петербургские магазины зарабатывают только на полиэтиленовых пакетиках.

При этом директор НПФ «Ленинградский полиграфический комбинат» Алексей Никифоров считает, что в последнее время крупные торговые сети охотно переходят с пластиковой упаковки на бумажную — это благоприятно влияет на их имидж в плане заботы об экологии. Если представить, что петербургским производителям пластиковой упаковки потребуется переориентироваться на производство бумажной, пострадают от этого прежде всего поставщики сырья — гранул, из которых изготавливают полиэтиленовую пленку. Их продукция окажется невостребованной, а производителям собственно упаковочных материалов придется переоснастить лишь часть своих производств. Ведь в технологическом цикле «производство пленки из гранул — изготовление пакета — полиграфия» самая дорогая именно полиграфия (качественная новая полиграфическая машина стоит около 4 миллионов евро).

Но полиграфическое оборудование при переходе с пластиков на бумагу менять не надо — оно благополучно исполняет картинки на любом свернутом в рулон материале. Менять придется сравнительно недорогое оборудование первых двух этапов и поставщиков сырья, потому что место пластиковых гранул займут бумага и картон. По мнению участников рынка, стоимость сырья мало изменится, а затраты на переоснащение производств конечные потребители почти не заметят — условно говоря, плюс рубль на пакет ни на что не повлияет.

Для Петербурга вопрос пластикового загрязнения особенно актуален. По словам начальника отдела водных ресурсов городского комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Михаила Страхова, это связано с особенностями географического расположения города и его населенностью — в границах Петербурга находятся более тысячи водных объектов.

Долгая жизнь пакета

Но не все экологи считают, что пластик, который люди используют в повседневной жизни, однозначно вреден для окружающей среды. По этому поводу имеются как минимум две очень непохожие друг на друга позиции. Первую описала заведующая лабораторией физики моря Атлантического отделения Института океанологии РАН Ирина Чубаренко.

По ее словам, сейчас человечество ежегодно производит половину своего веса разных пластиков. Это примерно 300 тысяч тонн в год, из которых нормально утилизируются 3-5 процентов. Остальное либо еще используется, либо оказывается в окружающей среде. Если выброшенный пластик попадает в океан или почву, где нет солнечного света, он живет 300-500 лет. При ультрафиолетовом излучении он распадается, но до самых мелких частиц остается пластиком, то есть синтетическим полимером с очень длинными молекулами, которые не могут разрушить никакие живые микроорганизмы и естественные внешние условия.

«Пока роль этого загрязнителя плохо понятна ученым. Он, вроде, инертен и ни с чем не реагирует, но может отдавать в окружающую среду добавки, которые были внесены в него на стадии производства. Но если вы выбросили на пляже пакетик, он превращается в отличное средство передвижения для микроорганизмов. Они размножаются на нем, могут путешествовать, например, от нас в Африку и обратно, перенося на своей шероховатой поверхности чужеродные виды микроорганизмов в новые места обитания. Некоторые из них в новых экосистемах могут начать доминировать, а это довольно серьезная проблема», — говорит Ирина Чубаренко.

Ученые не могут пока дать ответ на вопросы: «Собирает ли пластик патогены человека? Является ли он переносчиком опасных болезней?» Приверженцы идеи борьбы с пластиком приводят в пример все тот же полиэтиленовый пакетик, который мы покупаем всякий раз, когда заходим в магазин. Мы используем его 30 минут, пока доносим покупки до дома, после чего для нас его не существует. Но он живет еще 500 лет — с непредсказуемыми последствиями для окружающей среды!

Кроме того, микрочастицы пластика оказываются в желудках рыб, птиц, мы едим рыбные блюда, не задумываясь даже о том, сколько микрочастиц пластиков и бывших в них промышленных добавок попадает в наши организмы. Тем временем в океанах растут острова из пластикового мусора, потому что весь пластик, который человечество начало производить в 50-х годах прошлого столетия, до сих пор никуда не делся.

Вредно всё

Но есть и другая точка зрения, которой придерживаются не менее уважаемые ученые. «Российской газете» озвучил ее руководитель Северо-Западной общественной экологической организации «Зеленый Крест» Юрий Шевчук.

«То, что не разлагается, — не вредно. Вредные вещества выделяются как раз при разложении. Пластик, который мы используем в повседневной жизни, — это прежде всего гигиена. Я имею в виду одноразовую посуду, от которой, по моему мнению, человечество никогда не откажется. Да, Мировой океан загрязняется пластиковым мусором, от этого гибнут морские животные, это вредно для морских птиц, — но данная проблема носит исключительно антропогенный характер. Правительства государств, заявляющих о необходимости борьбы с пластиком, могли бы заставить своих граждан не разбрасывать его — это вопрос культуры, а не экологии. Кроме того, давно освоены технологии переработки использованного пластика. Вы скажете, что они вредны для окружающей среды? Согласен! Но переработка макулатуры и производство бумаги тоже вредны для окружающей среды, а процессы перегнивания бумаги и картона связаны с выделением углекислого газа — и здесь мы подходим к проблеме глобального потепления, с которой тоже, кстати, предлагают бороться в тех же странах Евросоюза», — говорит Юрий Шевчук.

По его словам, попытки сократить нагрузку на природу в каждой отдельной отрасли промышленности сегодня напоминают бег крысы по поставленной на огонь сковородке — потому что так или иначе вредно все! И с этой точки зрения нужно все сокращать — в том числе количество населения. А очередной виток борьбы с пластиковыми изделиями Юрий Шевчук расценивает как проявление недобросовестной конкуренции со стороны производителей бумажной продукции.

Хотя ЕС и анонсировал меры по борьбе с пластиком, заявил о готовности законодательно запретить 10 категорий товаров из пластика, ввести налог на полиэтиленовые пакеты и организовать переработку 95 процентов пластиковых бутылок, но однозначного понимания того, станет от этого глобально лучше или не станет, пока нет.

 

Источник: ecoportal.su

Эксперты: Переход на газомоторное топливо – вопрос и экономии, и экологии

В начале июня губернатор Волгоградской области поставил задачу в течение двух недель проанализировать ситуацию на региональном рынке газомоторного топлива и представить предложения по его развитию. Именно газомоторное топливо предлагается развивать как альтернативу бензину и дизелю, которые за последний месяц выросли в цене почти на 10%. Что эксперты и рядовые граждане думают по этому поводу, приведено ниже.

Николай Дорощенко, исполнительный директор Автотранспортного союза Волгоградской области:

− На федеральном уровне поставлена задача, чтобы до 2020 года в городах-миллионниках половина общественного транспорта работала на газомоторном топливе. Причем, на мой взгляд, дело даже не в постоянном повышении цен на бензин, а в вопросах экологии. В Волгограде необходимой техники достаточно, а вот газовых заправок маловато, в области с ними вообще катастрофа. Вообще, конечно, вопрос очень актуальный, ведь, по подсчетам некоторых экспертов, уже примерно через 80 лет запасы нефти иссякнут, а газу это еще долго не грозит.

Карэн Туманянц, экономист:

− Подорожание топлива, естественно, влечет за собой повышение цен на многие товары. Ведь у компаний возрастают издержки, уменьшается прибыль. Да и огромное количество людей ежедневно пользуются автомобилем, конечно, удар по карману простые автомобилисты почувствуют. В развитии рынка газомоторного топлива есть смысл и в плане конкурентоспособности. Переоборудовать двигатель можно в любом автомобиле, хоть это будет стоить недешево. К этому вопросу лучше подходить осторожно – газ дешевле, но переоборудование окупится только для тех, кто совершает много поездок, для среднестатистических автомобилистов это или не произойдет вообще, или случится очень нескоро.

Иван Шерстнев, таксист:

− Цены на бензин, конечно, очень ударили по финансовому положению. Если раньше я заправлялся на 250 рублей и возил людей почти всю ночь, то теперь плачу как минимум 300 и топлива хватает только на пять часов. Цены у нас устанавливает компания, их не повышают, это вот в некоторых маршрутках, как мне жена сегодня рассказала, уже на пару рублей пассажирам придется платить больше. Конечно, те, кто «таксует» у бордюра, наверняка повысят стоимость проезда. Но все равно на газовый двигатель свою машину переоборудовать пока не буду − это очень дорого. Со временем бы окупилось, конечно, но таких средств у меня сейчас просто нет.

Павел Чумаков, председатель общественного совета при комитете сельского хозяйства Волгоградской области:

− При посевных работах топлива уходит очень много, на один условный гектар земли – примерно девять литров дизельного топлива. Это если говорить о тракторах и комбайнах, автомобили, задействованные в сфере сельского хозяйства, ездят на бензине. Так что с повышением цен на топливо увеличится и себестоимость, и, соответственно, рыночная цена абсолютно всех возделываемых культур. Перейти на газомоторное топливо прямо сейчас просто невозможно, такой техники в сельском хозяйстве очень мало.

В 2014−2018 годах Волгоградская область закупила 143 автобуса большого класса, работающих на газомоторном топливе. Эту работу системно ведет администрация региона и компания «Газпром». Кроме того, в регионе же построено пять газозаправочных станций, строятся и проектируются еще несколько.

 

Источник: vpravda.ru

Фото: kakprosto.ru

Тимур Усманов: WWF показал своё истинное лицо

WWF наконец-то показал своё истинное лицо, отнюдь не экологическое: Всемирный фонд дикой природы и Союз охраны природы Германии обратились с открытым письмом к канцлеру Германии Ангеле Меркель, председателю ХСС Хорсту Зеехоферу и лидеру СДПГ Мартину Шульцу с требованием остановить остановить строительство газопровода «Северный поток 2».

На мой взгляд, в действиях WWF просматривается явный политический заказ. Увы, наши западные коллеги откровенно, даже бесстыдно подыгрывают Белому дому в его попытке переориентировать Европу на поставки газа из США. Но это и не мудрено, ведь организация вполне американская, а поэтому прикрываться экологией, продвигая экономические интересы американских нефтегазовых компаний, вполне в их стиле.

Фразы про «вбивание клина между солидарностью и доверием внутри Европейского союза» уж точно никак не соотносится с задачами сохранения природного равновесия. Это сугубо политический инструмент давления во всем известных руках. Трудно себе представить, если наша организация вдруг бы решила остановить строительство американской нефтяной платформы. Думаю, нас бы сразу признали террористами.

Интересно, где были WWF и Союз охраны природы Германии, когда проект проходил экологическую экспертизу?! Ответ прост: не было политического заказа. Что ж, посмотрим как отреагирует на это письмо руководство Германии, насколько оно завязло в обязательствах перед «дядей Сэмом».

Член Центрального Совета,

Председатель Совета Московской областной организации

«Всероссийского общества охраны природы»

Тимур Усманов